Обычная версия сайта   Размер шрифта:   Цветовая схема:   Изображения:
Чебоксарский район Чувашской Республики

Б.В.Каховский, В.Ф.Каховский Абашевская культура

 

Абашевская культура.

 

 

Новая археологическая культура бронзового века получила название от курганной группы, расположенной близ с. Абашево Чебоксарского района ЧАССР. Абашевские курганы впервые описал В.К.Магницкий, эти материалы затем использовал С.М.Шпилевский в известной монографии «Древние города и другие булгарско-татарские памятники в Казанской губернии». В 1921 г. абашевские курганы обследовал В.Ф.Смолин. спустя четыре года он провел раскопки трех курганов, вскрыл в них 11 погребений. По своеобразию погребального материала В.Ф.Смолин выделил курганы абашевского типа в особую археологическую культуру и датировал ее 2-м тысячелетием до н.э. Результаты исследования он опубликовал в книге «Абашевский могильник в Чувашской республике», изданной в Чебоксарах в 1928 г. В книге выделены характерные черты погребального обряда абашевцев. Описан могильный инвентарь, полученный при раскопках, и отмечено своеобразие височных колец, аналогичных с находками  на Северном Кавказе, что отражало, по мнению Смолина, южное влияние на абашевскую культуру.

В 1926-1927 гг. палеонтологический отряд Средневолжской комплексной экспедиции ГАИМК под руководством П.П.Ефименко проводил обследование абашевских курганных групп на территории Чувашии: близ селений Верхние Олгаши, Тюрлема, Катергино, Таушкасы и Досаево. После этой экспедиции в течение 18 лет абашевские памятники не изучались.

После Великой Отечественной войны в 1945 г., О.А.Кривцова-Гракова возобновила раскопки Абашевских курганов. Под ее руководством раскопаны 2 кургана (3-й и 9-й по нумерации В.Ф.Смолина). Внимание исследователя привлекало сходство форм абашевской посуды с позднефатьяновской керамикой. У абашевцев могилы сооружались, как у фатьяновцев, точнее – балановцев, в грунте по истечении некоторого времени засыпались общей насыпью. На основе выявленных аналогичных признаков погребального обряда абашевцев и балановцев О.А.Кривцова–Гракова высказала предположение об их генетических связях. Формирование абашевской культуры она  датирует началом третьей четверти 2-го тысячелетия до н.э.

В 1947-1948 гг.под руководством М.С.Акимовойр раскопаны 6 курганов в Таушкасинском могильнике, которые она отнесла к абашевской культуре. В 1949 г. были раскопаны еще 4 кургана у д. Катергино. Исследовательница отметила сходство абашевских  и таушкасинских черепов с фатьяновскими.

 В 1950 г. Н.Ф.Калинин, возглавлявший отряд Куйбышевской экспедиции, провел раскопки Васюковского могильника на правом берегу Волги, на территории Татарии. Он обнаружил неоднократные подсыпки курганов. Обряд погребения абашевцев в скорченном положении свидетельствует по мнению Н.Ф.Калинина, о связях абашевской культуры с фатьяновской (балановской). Н.Ф.Калининым был обследован ряд абашевских поселений (Тюрлеминское, Альменевское, Мало-Ачарское, Бежбатманское и Ходяшевское).

В 1956-1958 гг. Марийская археологическая экспедиция (руководитель А.Х.Халиков) обследовала курганы в Волго-Вятском междуречье. Еще в конце 19 в. А.А.Спицын обнаружил в этом районе курганы бронзового века. В 1930 г. Марийской экспедицией открыто 18 курганных групп, из них в Мари-Кугунурской, Сретенской, Вильялской, Семейкинской, Тапшерской, Прокопьевской и Нартасской произведены раскопки; в 36 курганах вскрыто 52 погребения, в которых обнаружены предметы украшения, абашевского типа керамика (колоколовидные, остореберные и стакановидные сосуды). Курганы  левобережья Волги датируются последней четвертью 2-го тысячелетия до н.э.

В 1957-1959 гг. Н.Я.Мерперт исследовал курганы Абашевской, Большеянгильдинской и Пикшикской групп в Северной Чувашии. При раскопках Пикшикских курганов выявлены своеобразные детали погребального обряда – вокруг отдельных могильных ям и группы могил прослежены следы деревянных оградок в виде четырехугольника  с тремя четырехугольными пристройками, овала с двумя противоположными сегментовидными пристройками, круга с прямоугольной пристройкой и двойного квадрата. Деревянные ограды воздвигались, по-видимому, над могилами старейшин и вождя племени. Происхождение этого ритуала у абашевцев связывается с влиянием андроновских племен, у которых широко бытовал обычай ставить ограды из каменных плит вокруг могилы вождя. По мнению А.П.Смирнова, андроновцы просочившиеся вместе со срубниками на правый берег Волги, принесли с собой своеобразную черту погребального обряда.

 В 1958-1959 гг. Чувашской экспедицией под руководством В.Ф.Каховского раскопаны 6 курганов в Тохмеевском могильнике, в котором найдены абашевского типа украшения и керамика.

Абашевские памятники обнаружены на обширной территории от Калужской области до южной Башкирии. Наиболее западный памятник-курган открыт в бассейне Верхней Оки, в местности «Михайлова Гора» близ с. Огубь Малоярславского района Калужской области. Большая группа курганов обследована в Верхнем Поволжье, у Плещеева озера в районе Переяславля-Залесского. В 1939 г. 3 кургана этой группы раскопаны П.Н.Третьяковым, в них были найдены абашевская керамика и украшения. Южный район распространения абашевских могильников охватывает современную Воронежскую область. На Южном Урале открыты селища абашевцев. В 1951 г. К.В.Сальников исследовал поселение Баланбаш, открытое еще  в 1934 г. В 1948-1950 гг. им раскопаны Малокизильское поселение и остатки погребения, давшие абашевский материал, в котором прослеживаются аналогии с андроновскими и срубными вещами. В 1951 г. в бассейне р. Белой К.В.Сальников открыл ряд селищ с керамикой баланбашского типа (Уняк, Салихово, Ахмерево), относящихся к позднему этапу абашевской культуры.

Таким образом, абашевские племена занимали обширную территорию, охватывающую Верхнее и Среднее Поволжье, Прикамье и Южный Урал, современные Чувашскую, Марийскую, Татарскую, Башкирскую ССР, Кировскую, Пермскую, Ульяновскую, Самарскую и Воронежскую области. В этих областях вы  явлены многочисленные курганные группы, в восточной части ареала, на Южном Урале, расположены позднеабашевские поселения. Абашевцы занимали всю эту территорию не сплошным массивом. Основные группы памятников абашевской культуры сосредоточены на территории Среднего Поволжья – в бассейне рек Илети, Цивиля, Свияги низовья Камы.

Погребальный обряд, являющийся одним из определяющих признаков археологической культуры, у абашевцев был весьма устойчив. Костяки лежали, как правило, на спине с подогнутыми ногами. Во время погребения ноги, по-видимому, были подтянуты пятками к тазу и стояли коленями вверх. Руки согнуты в локтях, кистями лежали на груди и тазовых костях, а иногда положены на плечи, редко вытянуты вдоль тела. Встречаются скорченные на левом и правом боку (Абашево, Васюковский могильник), а также вытянутые на спине (Абашево, Катергино). В большинстве своем покойники ориентированы головой на юго-восток и восток, в единичных случаях – на северо-восток и северо-запад, очень редко встречается южная ориентировка.

 Могильные ямы обычно имеют прямоугольную форму размером в среднем 1,5х0,8 м, редко встречаются большие могилы (2х1,5 м0, глубина ям колеблется от 0,35 до 0,9 м ко дну. Дно выстилали берестой, иногда покрывали дерево песком или слоем извести. Стенки могильных ям обкладывали деревом или обмазывали глиной (Катергино). В некоторых случаях внутрь овальной формы могильной ямы вставляли прямоугольную деревянную камеру размером 1,75х0,75 м (Тебикасы).

 В заполнении могильных ям встречаются угольки и зола, под курганной насыпью прослеживаются остатки кострищ. Из этих поминальных костров, разложенных около могил, брали угольки для совершения погребального ритуала. Огонь служил символом очищения покойного при переходе в другой мир. Могилы пеперкывали деревом и оставляли без насыпи, как курганные захоронения. Впоследствии над могилами насыпали общий курган. Под одним курганом находятся один-два погребения, редко были коллективные могилы. Высота курганов обычно составляет 0,8-1,2 м.в правом побережье волги могильники насчитывают несколько десятков курганов (Таушкасы, Пикшики), в Тохмеевском могильнике – 50 курганов.

 При раскопке абашевских курганов найдены глиняные сосуды, разнообразные предметы украшения и орудия труда. Абашевская керамика подразделяется на четыре типа: первый – колоколовидные сосуды с окурглым дном и выпуклыми стенками, горло широко раскрытое, шейка невысокая, высота сосудов около 9-17 см, ширина горла 13-20 см, стенки тонкие (0,6 см). сосуды вылеплены из хорошо отмученной глины с примесью растительной трухи и толченой раковины, тщательно отделаны, хорошо выглажены, большинство из них не орнаментировано, лишь на отдельных сосудах нанесены гребенчатый штамп, простые нарезки в один или несколько рядов. Эти сосуды служили для хранения продуктов; второй – маленькие чашевидные сосуды с лощением, служили кубками, ставились к голове покойного; третий – реберчатые, украшенные тонкими нарезными линиями и ямочными вдавлениями, которые образуют зональные узоры; к ним добавлены вертикальные ленты – «лесенка», треугольные заштрихованные фестоны, иногда треугольники расположены в виде звездочки; четвертый – включает тонкостенные цилиндрические стаканы из глины без примесей, с лощением; некоторые имеют сквозные отверстия для подвешивания.

Из орудий труда в погребениях найдены бронзовые четырехгранные шильца балановского типа, вислообущные топоры; долото с трубчатой втулкой, копье с длинной втулкой и небольшим пером, медные наконечники стрел и рыболовные крючки. Находки бронзового серпа (Абашево) и мотыги (на Свияге), глиняных пряслиц свидетельствует о том, что абашевцы занимались земледелием. Они, как и балановцы, разводили коров, овец, лошадей и свиней. В женских могилах найдены разнообразные предметы украшения: крупные бронзовые несомкнутые браслеты, желобчатые в сечении; кольца из медной проволоки 9простые и спиральные); серебряные (реже бронзовые) височные привески в полтора оборота с ложкоидными концами; бронзовые полушарные бляшки, спиральки, бисер, пронизи трубчатые; очковидные височные подвески; плоские медные литые бляшки-розетки с семью-девятью лепестками и двумя отверстиями для нашивки.

Внимание этнографов привлекает абашевский женский головной убор в виде шапочки, богато украшенной нашитыми мелкими медными бляшками, пронизями  и бисером, которые составляют зональный узор, венчиком опоясывающий голову вокруг. К убору сзади прикрепляется «косник» из шнура с нанизанными на нем медными пронизями и очковидный подвеской на конце. Описываемый головной убор напоминает уборы, бытовавшие у племен Поволжья и Прикамья в эпоху железа до середины 1-го тысячелетия до н. э. и даже позднее.   

В вильялском кургане (Ново-Тороялский район Марийской республики) обнаружены остатки кожаной шапочки, нижняя полоса которой (шириной 3-3,5 см) покрыта медными накладками, пронизями и подвесками, полушарными бляшками. В ее налобной части распологался кусок кожи с тремя бляшками-розетками и змейчато-волнистым украшением боковых краев. На затылке находился кусок кожи с многорядными полушарными бляшками и перевитой медной проволокой. В целом реконструированный женский головной убор напоминает марийский головной убор.

Особый интерес представляет курган №8 (В.Олгаши). В центре кургана обнаружено богатое парное погребение по-видимому, вождя и его жены. При женском костяке найдены остатки богатого, довольно хорошо сохранившегося головного убора. К кожаной основе были пришиты три кожаные ленты различной длины: одна висела от правого виска до плеча, другая – от левого виска до локтя левой руки и третья – от левого же виска до колен. Полоса от правого виска состояла из лепестковых розеток и горизонтально расположенных пронизок. Две другие ленты состояли из пронизок, полусферических бляшек и спиралей в виде волны. Наиболее богато украшенной была лента, расположенная с левой стороны покойницы от виска до колен.  Общая длина полосы – 86 см, ширина 9 см. вся ее поверхность покрыта многочисленными (более 600 штук) полусферическими бляшками, спиралями и пронизками. Весь этот сложный комплекс украшений, видимо отражает космогонические представления абашевцев. На шее висело украшение в виде двух спиралей разных размеров и розетки. На руках и ногах были браслеты. Погребальный инвентарь включал также серебряные подвески в полтора оборота, витой перстень, шильце, сосуды, каменные подставки для ног. Рядом распологалось детское погребение, содержащее значительное количество медных украшений.

По краю кургана обнаружены еще два захоронения, содержащие бедный инвентарь. Материалы, содержащиеся в погребениях курганного могильника у д. Верхние Олгаши в особенности украшения головных уборов и одежды, позволяют достаточно четко проследить имущественное расслоение в абашевском обществе. Выделено 5 групп захоронений:

1 – погребение людей, занимавших высокое положение в обществе (погр. 1-6 содержали остатки богатых головных уборов, шейные украшения, украшения одежды из значительного количества отдельных металлических деталей  в них – по 2 браслета на руках, перстни, сосуды и орудия труда);

2 – захоронения тех, кто имел мене высокое положение (7-10 – содержат мене богато украшенные головной убор и одежду);

3 – могилы средних слоев (11-17 – встречаются те же элементы украшений, но представлены, но представлены они лишь несколько фрагментами, беднее и другой инвентарь);

4 – бедные захоронения (20-23 – в них найдены отдельные розетки, пронизки. Имели только по одному сосуду);

5 – погребения без вещей.

У абашевских племен был чрезвычайно развит культ огня и солнца, о чем свидетельствует остатки кострищ вокруг курганов, угли в насыпи и захоронениях, изображение солнца выполненное в металле и на  сосудах.

В настоящее время существует ряд гипотез о происхождении абашевской культуры. О.Н.Бадер утверждал, что абашевская культура была преемственно связана с фатьяновскими  памятниками. Впоследствии он отошел от этой точки зрения, считая, что генетическая связь между балановскими и абашевскими культурами мало вероятна. По мнению О.А.Кривцовой-Граковой, абашевскую культуру с фатьяновской роднит не только сходство формы орнамента сосудов, но и способ захоронения покойников в грунтовых ямах, заложенных сверху настилом. А. П.Смирнов, Н.Ф.Калинин, К.В.Сальников и другие археологи указывают на генеалогическую связь  абашевцев с балановцами и племенами срубной культуры.

Балановские племена составляли, по-видимому, один из компонентов формирования абашевской этнокультурной общности. Совпадение территории распространения памятников культур балановцев и абашевцев, однотипных орудий и украшений (медные наконечники копья со свернутой втулкой, височные кольца из меди, бронзовые пронизи, вислообушные топоры и др.), сходство орнаментации (расположение узоров зонами, разделенными линиями, общие элементы орнамент – ромб, треугольник, зигзаг, прямоугольник, вертикальные полотнища, спускающиеся на стенки сосуда и др.); сходные черты погребального обряда (захоронения в скорченном положении в грунтовых ямах), преемственное развитие скотоводческого и земледельческого хозяйства и т.д. – все эти параллели достаточно убедительно говорят о генетических связях абашевцев с балановцами, между которыми существовали тесные культурные связи. Не случайно позднебалановские памятники сосуществовали с абашевскими могильниками (Тохмеевсикй могильник и Шоркинское поселение, Абашевский могильник и Абашевское поселение хуласючского времени и т.д.)

 В формировании абашевской культуры немаловажную роль сыграли северные группы срубных племен, появившихся в Среднем Поволжье в середине 2-го тысячелетия до н. э., т.е. в начале складывания абашевской культурной общности. Европеоидный широколицый тип срубников хорошо представлен в абашевских погребениях. А.П.Смирнов отмечает сходные черты обеих культур в обряде погребения и вещевом материале, особенно в керамике (острореберные, стакановидные и колоколообразные сосуды со своеобразным орнаментом и т.д.) в сложении абашевской культуры участвовали также местные  (неолитические) элементы (вытянутые погребения в части абашевских могил).

П.П.Ефименко и П.Н.Третьяков ищут истоки абашевской культуры в Среднем Поднепровье, где в начале 2-го тысячелетия до н.э. получили распространение колоколовидные, реберчатые и цилиндрические сосуды с примесью раковины орнаментированные ямками, шахматным и метопическим узором. Н.Я.Мерперт отрицает наличие генетической связи абашевской культуры со среднеднепровской, предпологая существенные общей основы для них обеих, восходящей к энеолитическому массиву Поднепровья.

 По предположению А.Х.Халикова, абашевская культура была генетически связана с ямной культурной общностью.

С.В.Киселев полагает, что абашевские племена не были потомками ни срубных, ни фатьяновских племен, а являлись особой группой со своеобразной культурой, оставившей яркий след в материальной культуре позднейшего финноязычного населения Поволжья.

Абашевская культура является продуктом определенной исторической эпохи. В этом сложном этнокультурном образовании  имеются  локальные особенности, обусловленные влиянием местных компонентов в его формировании. Об этом убедительно говорят антропологические  данные о составе абашевского населения.

По мнению исследователей, абашевские племена были представителями индоевропейской или индоиранской языковой общности. По предположению языковедов, нетюркские и нефинно-угорские древние элементы в чувашском языке являются наследием абашевских племен.

По соседству с абашевскими, к юго-востоку от них, обитали срубные племена, оставившие в южной части Среднего Поволжья большие курганы степного типа. В 1927 г. под руководством П.П.Ефименко раскопано два кургана срубников в д. Новое Байбатырево (Яльчикский район Чувашской АССР), в 1959 г. группа Н.Я.Мерперта раскопала еще три кургана того же типа близ д. Уразмаметово (в том  же районе). В могилах вскрыты костяки в скорченном положении на левом боку, головой на север. Встречены погребения в расчлененном виде. В могилах обнаружены срубная керамика, медное четырехгранное шило, кости животных. В 1985 г. были открыты новые курганы срубной культуры у д. Тигашево Батыревского и д. Новые Шимкусы Яльчикского райнов. Тигашевский курган содержал расчлененное захоронение, остатки которого располагались на разных уровнях. Погребение совершено в срубе, выполненном изтолстых дубовых бревен, над которым имелось перекрытие, опирающееся на вертикальные столбы. Вокруг могилы были разведены костры и совершено ритуальное умерщвление гиены, костяк которой лежал на остатках одного из кострищ. Это захоронение степного теплолюбивого животного подтверждает теорию, согласно которой граница леса и степи проходила севернее современной полосы вследствие потепления климата.

Впоследствии  группа срубных племен, отпочковавшаяся от основного массива, продвинулась на запад и проникла в бассейн р.  Оки (поздняковская культура).

 

Б.В.Каховский, В.Ф.Каховский  Археология Среднего Поволжья.

Чебоксары, 1992, с.44 -53

Чебоксарский район Чувашской Республики
429500 Чувашская Республика, Чебоксарский район, п.Кугеси, ул. Шоссейная, д.15
Телефон: (8352) 62-27-38
http://chebs.cap.ru/