Чувашская республика
Официальный портал органов власти
ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ
Орфографическая ошибка в тексте

Послать сообщение об ошибке автору?
Ваш браузер останется на той же странице.

Комментарий для автора (необязательно):

Спасибо! Ваше сообщение будет направленно администратору сайта, для его дальнейшей проверки и при необходимости, внесения изменений в материалы сайта.

13. Клятва Гиппократа

...Население Чебоксар до начала ХIХ века не имело возможности пользоваться медицинской помощью на месте. Состоятельные больные выезжали в Нижний Новгород или Казань. Бедным оставалось одно: обращаться к знахарям, костоправам и гадалкам. Знахари лечили настоями трав, пользовались заговорами; костоправы переломы и вывихи лечили втиранием самодельных мазей, с помощью массажа или просто вправляли на место кости, суставы и ребра. Гадалки-йомзи причины болезни объясняли гневом языческих богов, местью Киреметя за вероотступничество или проклятием обиженных людей. Чтобы вылечиться, нужно было преподнести дар Киреметю или кому-либо из богов, почитаемых предками. Обращались за помощью к церкви, к священнослужителям, владеющим знаниями народной медицины. Те взывали к богу, святым и советовали ставить свечи, заказывать молитвы за здравие. Медицинская помощь пришла в Чебоксары только в 1819 году. В убогом, почти развалившемся доме открылась первая больница. В ней стояли 15 деревянных топчанов. Никаких подсобных помещений при больнице не было. Обслуживал ее только один фельдшер на весь город. Затем в штате появился врач. Мимо больницы проходил тракт, по которому шли осужденные на каторгу, закованные в кандалы, они-то в основном и вынуждены были пользоваться больницей: кровоточили натертые ноги, душил простудный кашель, а то и чахотка. Чувашское население предпочитало сюда не заходить. Изба, где квартировала больница, была на грани разрушения. Прогнившие и протекавшие крыша и потолок могли провалиться и завалить больных и обслуживающий персонал. Местные власти занялись поиском помещения. Не раз обращались за помощью в городскую казну. С согласия Казанского губернского правления Чебоксарский городской магистрат 15 октября 1827 года принял решение о постройке новой больницы. Однако отвод земельного участка по вине городничего затянулся до 1830 года. Он не соглашался с выбором места: то участок находился далеко от центра, то чересчур близко к саду и дому городничего. Наконец, было выбрано свободное пространство рядом с тюрьмой. К тому времени старая больница пришла в полную негодность и по предложению Казанского гражданского губернатора ее временно перевели в общественный деревянный дом, стоявший в районе будущей глазной больницы (на улице М. Сеспеля). По числу коек и количеству врачей больница не могла удовлетворить потребности населения. Хотя она была земской, некоторым горожанам приходилось платить за лечение, так как бюджет земства был невелик. В 1911—1917 годах сумма ежегодного финансирования не превышала 5,5 тысячи рублей. В начале ХХ века в больнице было только два врача. Во время первой мировой войны в Чебоксарах открывается лазарет на 200 коек, а врачебный штат городской больницы увеличивается до четырех, число коек увеличивается до пятидесяти. В гражданскую войну и в годы голода свирепствовали эпидемические заболевания. Особо опасным был тиф. Едва встанет на ноги больной, как его валит другой тиф — возвратный. Не хватало коек, а тех больных, кого удавалось поместить в стационар, нечем было лечить. Не было в достатке лекарств, продуктов питания. Смертность от тифа в больнице доходила до 40 процентов. В такой обстановке лечебное учреждение в лучшем случае служило изолятором для заболевших. Надеялись на природные возможности, на способность организма к выживанию. За первое десятилетие Советской власти на территории действовавшей больницы строятся вспомогательные помещения и число коек увеличивается до 80. С ростом городского населения такое расширение больницы не могло удовлетворить всех нуждающихся в медицинской помощи. Общественность города и республики, а также партийно-советские органы ставят вопрос о новом строительстве. Вначале пытаются это сделать при условии сохранения старой больницы, обойтись постройкой только поликлиники и называют ее рабочей амбулаторией. Об этом писалось в газете «Канаш» еще в 1925 году. По заданию Наркомздрава республики инженер Смолин составляет проект строительства с использованием фундамента здания бывшего земства, затем Совнархоза, сгоревшего при пожаре в 1923 году. Предлагается построить двухэтажное деревянное здание с печным отоплением. Сметная стоимость — 64 тысячи рублей. Проект был отклонен. Второй проект составил техник Комаров. Здание деревянное, двухэтажное, сметная стоимость 48 тысяч рублей. Проект утверждается Управлением инженера ЧАССР 5 октября 1926 года. Но общественность не согласилась и с этим проектом. Третий вариант рабочей амбулатории предполагал ее также деревянной, двухэтажной, но на каменном фундаменте. Стоимость проекта — 152849 рублей. Автор — А. А. Андронников. Управление инженера ЧАССР 8 марта 1927 года проект и смету утвердило. Противники строительства деревянной больницы добиваются пересмотра принятого решения. Так возникает четвертый вариант строительства здания уже в каменном исполнении. Он разрабатывается в Москве инженером Галиевским, смету составляет чебоксарец, инженер Андронников. Стоимость строительства —250 тысяч рублей, но без канализации и водопровода (они резервируются в смете). Технический консультативный отдел Наркомздрава РСФСР 8 июля 1927 года одобряет проект. Управление инспекции строительства и коммунального хозяйства НКВД ЧАССР 12 сентября 1927 года утверждают проект и смету... В 1927 году, когда решался вопрос строительства новой поликлиники в Чебоксарах, страна отмечала первое десятилетие существования Советской власти, подводила итоги политической и хозяйственной деятельности. В Чувашской АССР за истекшие 10 лет заметно расширилось новое строительство по всем отраслям народного хозяйства. Например, в сравнении с дооктябрьским уровнем вложения в дорожное строительство возросло в 4,3 раза, в благоустройство — в 11,3 раза. Больше стали строить жилья. Капвложения в здравоохранение росли медленно. Перелом наступил лишь в первой пятилетке. Государственные ассигнования на здравоохранение за 1926—1932 годы увеличились более чем в пять раз и достигли 4 млн рублей. Однако Чувашия занимала одно из последних мест в РСФСР по наличию койко-мест и обеспечению врачами. Например, в 1927 году в СССР на 10 тыс. населения приходилось 3,3 врача, а в Чувашии — 1,04; в Московской области — 5,1; в Ленинградской — 7,8; Нижегородской — 2,5; Татарской АССР — 2,4; Марийской — 1,3; Башкирской — 1,1*. Самым популярным среди чебоксарцев был врач Николай Сергеевич Петров (у него было удалено одно легкое). Он выступил в газете «Красная Чувашия»по итогам 10-летней деятельности старой больницы. Они были впечатляющими: через амбулаторию прошло зарегистрированных 273506 больных, из них стационарное лечение получили 15585 человек. В городе не было роддома. Женщины пользовались старой больницей. За 10 лет в ней побывало 1742 роженицы. В 1927 году начинает работать рентгенкабинет. Оборудование получили из Германии и смонтировали с помощью немецких специалистов. Благоустраивалась больница. Радиолюбители установили громкоговорители. По трубам городского водопровода пошла вода, от общей сети зажглись электрические лампочки в домах. Благодаря строительству вспомогательных помещений и освобождению полезной площади произошло увеличение числа коек. Об улучшении медицинского обслуживания говорит факт снижения смертности с 12 процентов в 1921 году до полутора процентов в 1927 году. В такой обстановке строительство новой поликлиники с сохранением старой больницы было оптимальным решением. Поэтому Наркомздрав республики спешил с началом работ. Не дождавшись оформления протокола, В. Н. Александров 29 августа 1927 года приступает к строительству амбулатории. Фундамент выкладывается на месте сгоревшего в 1923 году здания совнархоза. В процессе строительства выясняется, что проект Галиевского имеет дефекты: лестница не была доведена до чердачного помещения, не предусмотрены брандмауэры, а фасадочные окна второго этажа не симметричны окнам первого этажа. Доработку проекта поручают чебоксарцу инженеру Н.И.Иванову. Из сохранившихся в Центральном Государственном архиве ЧАССР документов видно, что проект Иванова выполнен добросовестно. Его назначают прорабом строительства с 25 мая 1927 года. К осени коробка здания уже стояла под крышей. Однако зимой 1928—1929 года работы внутри здания не велись из-за отсутствия проектной документации на центральное отопление, канализацию, водопровод и электроснабжение. Нужных специалистов на месте не было. С получением рабочих чертежей строительство амбулатории возобновилось с 27 августа 1929 года. Общестроительные и часть монтажных работ с применением монолита вела рабочая артель Зиновьева. Устройство вентиляции, водопровода, канализации и монтаж котельного оборудования выполняла фирма «ОТОВЕНТ», электрические работы — казанские специалисты. На строительство здания поликлиники кирпич поставляло Новоилларионовское сельскохозяйственное товарищество, часть его завозилась также с Ивановского завода. Лабораторные испытания кирпича производятся на месте прорабом и лабораторией Казанского индустриального техникума. Единственным механизмом на стройке был блок для подачи воды. Транспорт — гужевой, нанятый из окрестных селений. Рабочая сила в основном набиралась только через биржу труда в порядке очереди (существовала безработица). Начиная с 1929 года строительные работы выполнялись даже в зимнее время. Пожалуй, это был первый пример перехода на круглогодовое производство труда. С 1 января 1930 года вводится непрерывная рабочая неделя. Это значит, что выходные дни определялись скользящим графиком. Вспоминается, сколько хвалебных отзывов было о внедрении такой организации труда. Через год-полтора непрерывку отменили: она привела к падению трудовой дисциплины, к обезличиванию труда рабочего. Снабжение рабочих хлебом, крупой, маслом, сахаром и махоркой производилось по нормам горпо. Иногда карточки оставались неотоваренными. Рабочие квартировали в частных домах, получая квартирные и банные. Только в 1930 году для девяти рабочих организуется общежитие непосредственно на стройке. Под красный уголок и передвижную библиотеку используется сарай. Строительство рабочей амбулатории финансировалось из местного бюджета и из фонда медицинской помощи Наркомздрава РСФСР. В первый год из фонда медпомощи и местного бюджета 16 тысяч рублей было израсходовано на заготовку лесоматериалов, на второй 1927—1928 хозяйственный год по двум источникам использовано 62794 рубля. Всего на 1 октября 1929 года израсходовано 262584 рубля. Здание рабочей амбулатории — первой поликлиники Чебоксар — имело П-образную конфигурацию со встроенной котельной на два корнвалийских котла. Топливом служили дрова и мазут. Водоснабжение шло от уличной сети водопровода. Выпуск канализационных вод производили в Волгу, позднее — в Чебоксарку, без надлежащей очистки, хотя проектом предусматривалась биологическая очистка. Рабочая амбулатория была запроектирована в комплексе с профилакторием и вечерним санаторием. Объем здания составлял 10 тысяч кубических метров, полезная площадь — 1572 квадратных метра. Перед фасадом, с улицы Константина Иванова, стоял бюст В. И. Ленина. Внутренняя планировка состояла почти из 80 помещений. На втором этаже — остекленная терраса — лекторий. В те годы врачебный персонал проводил с больными беседы, читались лекции для населения. Чебоксарская поликлиника практически выполняла функции республиканского лечебного учреждения. Для прибывающих из районов больных было объявлено, что с января 1931 года организуется общежитие. Больным рекомендовалось иметь свое белье, одеяло и подушку. Имелся стационар примерно на 20—25 коек. В подвале одно время находилось помещение для лечения от алкоголизма... Первым заведующим поликлиникой был врач В. С. Обухов, после него с 1934 года — П. Н. Осипов. Петр Николаевич славился как хороший диагност. Его диагнозы, как правило, всегда подтверждались... С открытием первой больницы и новой поликлиники в Чебоксарах создаются местные медицинские кадры. Среди них, кроме названных Осипова и Обухова, уважением среди населения пользовались И. М. Кузнецов, П. Е. Ермолаев, К. И. Пайраш, А. Шульпенкова, И. А. Клейман, К. В. Марков, Я. Ф. Фандеева и другие. Врачи тех лет, как и в последующие годы, в основном были из местного населения. Медицинское образование они получали в Москве, Ленинграде, Казани, Нижнем Новгороде и других крупных городах. В ранние советские годы Чувашская область, затем республика, «бронировала» места в институтах, после окончания которых молодые специалисты возвращались в свою альма-матер. Бронирование давало гарантию слабо владеющим русским языком быть принятым в высшие учебные заведения. Обухов был из приезжих, богатой семьи, по каким-то причинам оказавшимся в глухой глубинке. Об Осипове и Пайраше в Чувашии знали как о литераторах. Главный хирург республики Кузнецов Игнатий Максимович прославился как профессионал. О родословной Игнатьевых рассказал мне сын Игнатия Максимовича Алексей, тоже врач-хирург. У его деда Максима было четыре сына (Василий, Петр, Иван, Игнатий) и две дочери (Наталья и Федосия). В роду — врачей несколько человек. Анастасия Фадеевна — одна из первых женщин республики получила звание кандидата наук. К.В.Марков стал профессором. Создал свой кабинет в стационаре хлопчатобумажного комбината. И. А. Клейман успешно работал главным врачом... Трудно приходилось первой поликлинике из-за отсутствия средств, медицинских кадров. Но с нее началось создание нынешней базы народного здравоохранения в столице республики. Со двора первой больницы часто выезжали микроавтобусы и «легковушки»с красными крестами на бортах, на заднем и лобовом стекле. Здесь долгие годы базировалась станция скорой медицинской помощи или как называлась она в народе — неотложка. Продолжительное время руководил ею врач Н. И. Мальков, прибывший из Горького. Из газеты «Чебоксарские новости» передали мне письмо одной читательницы. Анна Ананьевна Антипова сообщает, какой была скорая помощь в двадцатые и тридцатые годы. Тогда квартирных телефонов было наперечет, да не к каждому жильцу можно обратиться с просьбой, а уличных телефонов-автоматов еще не было и, чтобы вызвать «скорую», пользовались услугами попутных пешеходов. Многие до станции добирались пешком или бегом. На вызов к больным выезжала конная упряжка, тарантасная — летом, санная — зимой. Анна Ананьевна не помнит (да и я тоже), когда были установлены первые уличные телефонные автоматы, когда появились автомобили скорой помощи. У современной чебоксарской «скорой помощи» имеется свой больничный комплекс. Он базируется на Московском проспекте. Здешний стационар располагает несколькими отделениями, в их числе: анестезии и реанимации, хирургическое, терапевтическое, гинекологическое, урологическое и другие отделения и лаборатории. При серьезных заболеваниях выезжают специализированные бригады. Как видите, это уже не просто станция, а комбинат охраны здоровья! Служба медицинской скорой помощи в Чебоксарах районирована, имеет филиалы в Южном поселке и Новочебоксарске, машины телефонизированы и радиофицированы. Ждать приходится не долго, а если более двадцати минут — уже нервничаешь. А вот запоздалый приезд нередко бывает связан с каким-нибудь ложным вызовом, а то и просто хулиганством. От этого бывают несчастья. Больничное строительство в республике отставало. Оно, как и по стране в целом, велось по принципу остаточного финансирования, что вынуждало строительные и иные организации строить лечебные учреждения, маскируя их под строительство жилья или расширять больничную сеть по строке капитального ремонта и реконструкции существующих зданий. Примером подобной акции является сооружение медсанчасти строителей. Вспоминаю, как это было, а восстановить в памяти забытое мне помогли бывший главный врач медсанчасти Михаил Никонорович Слюсарев, бывший начальник жилищно-коммунального хозяйства Серафим Семенович Сидоров, а в отделе кадров — Надежда Александровна Чибисова. Для многочисленного коллектива чебоксарских строителей в 1960 году открыли поликлинику. Стройтрест № 1 представил под нее первый этаж своего общежития на улице Энгельса. Первоначально в поликлинике работало 8 врачей, а всего с медицинскими сестрами и обслуживающим персоналом — 21 человек. Тогда были задействованы кабинеты: терапевтический, неврологичекий и акушерско-гинекологический. Через десять лет штат удвоился. Общежитие освобождается от жильцов и предоставляется полностью под поликлинику и стационар. В шестидесятые и первой половине семидесятых годов в этом квартале стояли три двухэтажных общежития. Они строились в экспериментальном порядке, по предложению ныне покойного инженера-строителя Ю.С.Виштынецкого — на неглубоком, 70 см, бутовом фундаменте с песчаной подушкой, толщиною 20 сантиметров. Наверняка, эти здания простояли бы недолго, но Чувашстрой вынужден был их реконструировать под больничные помещения. Обстановка была тяжелой. Численность строителей росла, люди нуждались в медицинском обслуживании. Временная поликлиника и стационар, открытые в общежитии, не могли удовлетворить большой коллектив строителей. Под новое строительство в средствах было отказано. Чувашстрой к разрешению вопроса подошел исподволь. Чувашгражданпроект перепроектировал двухэтажные общежития в трехэтажные, в существующих габаритах. Однако фундаменты оказались ненадежными и их заменяют новыми. В 1978 году первый (северный) корпус сдается в эксплуатацию. Сюда перебрались кабинеты и службы. В подвальном помещении разместили водогрязелечебницу. Через пару лет в строй вводится второй, затем третий корпус. В 1983 году в распоряжение медсанчасти передается четырехэтажный корпус общежития по проспекту Ленина. В 1986 году строится теплый переход к этому корпусу. На втором и третьем этажах перехода создаются лечебные кабинеты. В истории строительства больницы отразились дух, идеология застойного времени. Медсанчасть сначала строилась по статье реконструкции общежитий. Но обман был раскрыт. Строителям досталось. Заказчиками выступили стройтрест № 1 и жилищно-коммунальное хозяйство объединения. Исполнителем числился СУ-20 стройтреста № 2. Теперь через медсанчасть ежегодно тысячи человек получают медицинскую помощь. Сейчас функционируют подразделения терапевтического профиля, хирургического, гинекологического, ортопедического, стоматологического. Открыты кабинеты и службы узкой специализации: окулисты, невропатологи, отоларингологи, кардиологи и другие. В действующем стационаре 520 коек. Приемом и лечением больных заняты 156 врачей, в числе их пять заслуженных врачей — РСФСР и ЧАССР. Первым главным врачом был А. Н. Бакулов. Его сменили А. М. Финдюков, Е. И. Ильина. Слюсарев Михаил Никонорович главным врачом стал в 1973 году. До этого после окончания Куйбышевского мединститута он работал в Чебоксарской первой больнице. В числе врачей и медицинских сестер ветераны медсанчасти: В. Г. Загрекова, Н. В. Никитина, Е. А. Андросова, В. С. Сидорова, А. К. Кузьмин, О. Я. Яковлева, Л. Р. Александрова, О. Н. Яковлева, Е. Е. Алексеева и другие. Своей обходительностью и профессионализмом, эрудированностью снискали себе авторитет врачи Г. А. Александрова, Ю. В. Шешкарев, Л. В. Лбов, А. И. Терентьев, Большакова и другие. В помощь медицинскому персоналу проводятся научно-технические конференции, заимствуется опыт других медицинских учреждений. Например, здесь успешно лечат по методике Г. А. Илизарова... В наше время мало кто знает, каким неприятным заболеванием является малярия. Она в народе называется лихорадкой. Своими ознобами она доводит человека до полного истощения сил. Было время, когда малярия находилась в ряду самых распространенных заболеваний, таких, как тиф, трахома, туберкулез, оспа, чесотка... Теперь она снова напомнила о себе. Вспомним историю. Массовая вспышка распространения малярийной эпидемии произошла в 1921—1924 годах. Тогда в Чебоксарах при городской больнице организуется малярийный кабинет, химико-бактериологическая лаборатория. В штате было всего 2—3 человека. Учет больных начинается только с 1925 года. В тот год в Чувашии больных малярией значилось 3271 человек (527 — в Чебоксарах). А в СССР в 1924 году малярией болело 5983477 человек. Обычно пик заболеваемости приходился на летнее время: май — август. В Чебоксарах местом размножения малярийных комаров были заволжские леса, болота, непроточные водоемы. В середине тридцатых годов организуется Центральная малярийная станция, в штате которой работали три человека вместо 8 по расчету. Всего же по республике работало 11 человек. Но и этот малочисленный коллектив сделал очень многое по борьбе с малярией, по обезвреживанию мест обитания малярийных комаров: осушение болот, очистка прудов, водостоков и канав, опрыскивание и опыление. С этой же целью велись гидротехнические работы. В выполнении названных мер широкое участие принимало все население. Станция проводила исследовательскую работу, обменивалась опытом с другими станциями страны, переписывалась с Государственным центральным тропическим институтом. В Госархиве ЧАССР сохранился интересный документ. Днепропетровская малярийная станция 27 октября 1927 года высылает маленькую посылку с 11 видами малярийных комаров и делится опытом борьбы с ними. Чебоксарские коллеги не остаются в долгу: они отправляют «своих комаров» и также информируют о проделанной работе. В те годы Чебоксарская малярийная станция была подотчетна Астраханской станции. Малярийная станция в Чебоксарах размещалась на Красноармейской улице, 3, в бывшем доме купца Ф. И. Войлошникова. Дом был двухэтажным, деревянным, на каменном фундаменте. По списку муниципализированных зданий числился под первым номером домов Совдепа, имел семь комнат и небольшой пристрой со двора. Вместе с малярийной станцией в нем находился пастеровский пункт, работала санитарно-бактериологическая лаборатория. Немного о Войлошникове. Федор Игнатьевич был купцом средней руки. Названный выше деревянный дом был муниципализирован в числе первых в городе. Расположен поблизости от старой больницы. «Купец был хорошим знакомым отца, да и вообще нашей семьи, — пишет о Войлошникове Маратканова, — был он старовером, вся комната была уставлена красивыми дорогими иконами. Он строил добротные моторные лодки, умел коптить стерлядь, делал из своих ягод прекрасные наливки. В годы войны (Отечественной. — А. Т.) его ночью забрали и посадили на 10 лет... Тюрьма его не сломила, он вышел оттуда еще бодрым стариком». В 1936—1937 годах руководство малярийной станции ведет переписку с Минздравом РСФСР и ЧАССР, ставит вопрос перед Совнаркомом республики о расширении служебного помещения и добивается положительного решения. К существующему двухэтажному деревянному зданию разрешается сделать и трехэтажный пристрой. Первый этаж, цокольный — кирпичный, второй и третий — деревянные. Сметная стоимость строительства — 98 тысяч рублей. Стройка велась хозспособом под руководством завхоза Жеглова и заведующей станцией врача Н. Н. Луповой. Пристрой сдается в эксплуатацию в марте 1939 года. Малярийная станция функционировала в военные годы и после. Заболеваемость малярией была сведена на нет. В 1953 году производится массовое исследование населения на малярию. Из 2816 человек, проверенных в Чебоксарах, не было ни одного зараженного, а в республике из 17 тысяч проверенных оказалось только 6 человек заболевших. В 1954 году малярийная станция ликвидируется и на ее базе создается санэпидемстанция, позднее — станция переливания крови. В настоящее время здание занято под жилье. Но вернемся на несколько лет назад. В 1921 году была создана санитарно-химическая лаборатория. Первым ее руководителем был врач, заведующий отделом облздрава И.К.Лукьянов. На его долю пришлась борьба с распространением сыпного тифа и других инфекционных заболеваний. Пришлось создавать чрезвычайную санитарную комиссию. Время было неспокойное — голод и эпидемии. Из армии демобилизовались красноармейцы. Они с собою привезли тиф и малярию, особенно из регионов Средней Азии. В 1923 году была организована малярийная станция. Нужно было, чтобы население проходило медицинский «ликбез». В 1925 году был открыт Дом санитарного просвещения, а в 1928 году в 12 районах из имевшихся 18 организовываются санитарные отделы при райздравотделах, а в Чебоксарах — санэпидемстанция. Годом позже — Республиканская. Первым ее директором становится Александр Федорович Кошечкин. В Чебоксары он приехал из Астрахани и прожил здесь до самой смерти. Я его помню и бодрым, и деловым, и уже стареющим, когда он на работу ходил уже заплетающимся шагом. После здания малярийной станции эпидеомиологическая служба переходит в одноэтажный каменный корпус (1957) по соседству с баней № 2 в Больничном переулке. В 1958 году здание реконструировалось, стало двухэтажным и приобрело вполне приличный вид. А городская СЭС перебазировалась на окраину города, южнее Лакреевского леса. * * * Только пожилые люди теперь могут вспомнить, как по улицам городов и сел, от деревни к деревне ходили незрячие мужчины и женщины. Их водили за руку с помощью самодельной палки или трости. Поводырями были мальчики и девочки. С утра до ночи им приходилось слушать гнусавые жалобные молитвы и песни, просьбы подать слепому, убогому во имя Христа и милосердия. В холщовые сумки, переброшенные через плечо, опускались куски хлеба, вареная или сырая картошка. Бывало, какая-нибудь сердобольная женщина, глядя на маленького поводыря, торопливо сунет в протянутую руку вареное или сырое яйцо или что-нибудь из съестного. Нередко бывало так: нищему ничего не подавали, а выпроваживали за калитку, говоря: «Бог подаст, у самих ничего нет». Здесь была и правда, и ложь. Скупой, жадный и черствый человек никогда не мог посочувствовать страдающему и нуждающемуся. А добрый человек виден даже в малом. Среди нищих слепые составляли большую половину. Их было много, а кандидатов на обретение полной слепоты — еще больше. Причиной этому была трахома, которой в дореволюционной России болели сотни тысяч человек. Даже в 1928 году больных насчитывалось 900 тысяч, а в Чувашии — 66 тысяч. В досоветские годы трахому лечили неорганизованно, самотеком, стихийно. На территории Чувашской Республики работало только 22 врача, несколько фельдшеров и медсестер. Советская власть с первых же лет своего существования активно взялась за охрану здоровья трудящихся. К сожалению, у молодой власти не было ни материально-технических средств, ни кадров специалистов. Однако даже в тяжелейший период экономической разрухи с трахомой боролись основательно. В Чувашском государственном архиве есть протокол заседания Ядринского Совдепа от 11 июня 1918 года, в котором вторым пунктом записано: «взять на себя (т.е. Совдепу) содержание глазной больницы». И это в то время, когда в больницах из-за отсутствия лекарств и квалифицированной помощи смертность доходила до 40 процентов”. Если в начале двадцатых годов в Чувашии трахомой было заражено до 70 процентов, то к 1928 году уровень этот снизился до 40,7 процента. Медицинская и санитарная службы того периода призывали население: «Каждому иметь свое полотенце, соблюдать санминимум при мытье в банях, при пользовании общими колодцами» и т. п. Молодой врач и писатель П. Н. Осипов написал на эту тему драму «Трахом юрри» (Песня трахомы). Страна набирала силы. Из бюджета выделялись средства не только на текущее содержание существующих больниц, но и на новое строительство. Одним из первых таких объектов в Чувашии явилась Канашская глазная лечебница, двухэтажное кирпичное здание на 40 коек. Общая сметная стоимость — 782 тысячи рублей. Место строительства в городе Канаше было выбрано не случайно, он являлся эпицентром распространения трахомы в Чувашии. В южных районах республики заболеваемость трахомой была в два раза выше, чем в северных. Глазную лечебницу сдали в эксплуатацию 5 января 1927 года, а проект был рассмотрен и утвержден уже после сдачи 13 января 1927 года на межведомственном техническом совещании при Управлении инженера ЧАССР. Однако полностью строительство было завершено только к 1930 году. Это был один из примеров приписки и административного волевого решения. Вторым объектом строительства в республике была глазная лечебница в Чебоксарах. На тихой, заросшей зеленой травой улице Канашской (Михаила Сеспеля) в 1930 году появились геологи и геодезисты. Рядом с улицей Свердлова, на возвышенной, носившей в старину название «Гора Ярилы» (а также Соборная, Мараткановская), отвели участок под строительство глазной лечебницы. По тому времени это был крупный объект с первоначальной сметной стоимостью 1652 тысячи рублей. Лечебница была запроектирована на 75 коек стационарного лечения, с амбулаторией на 260 посещений в день. Кроме 2—3-этажного главного корпуса предусматривался ряд хозяйственных и вспомогательных служб. Ввод в эксплуатацию планировался в 1935 году, фактически же ее ввели с опозданием на два года... В 1928 году при Наркомздраве ЧАССР организуется общество борьбы с трахомой. Его членами становятся более трех тысяч человек. Это общество просуществовало до 1935 года. Канашская глазная лечебница в 1993 году становится филиалом трахоматозного института (постановление СНК ЧАССР от 19 мая 1933 г.). Первого ноября 1936 года филиал переводят в Чебоксары, и он получает название «Чувашский филиал Центрального офтальмологического института» (г.Москва), а в Канаше глазная лечебница в методическом отношении подчиняется Казанскому трахоматозному институту. Для того времени связь Канаша с Казанью была более оперативной и оправданной, ведь железнодорожной ветки на Чебоксары еще не было. Борьба с трахомой продолжалась вплоть до кануна Великой Отечественной войны, хотя о победе над этой болезнью торжественно было объявлено еще в 1936 году. В 1939 году Совнарком ЧАССР признал это нереальным и такую поспешность рапортования отнес к деятельности врагов народа. В 1937 году в Чебоксарах проходил съезд врачей Чувашской АССР. Поиск шел не в деле улучшения здравоохранения в республике, а по линии выявления врагов народа. * * * Ландшафт Чебоксар красив и живописен. Это отмечают все, кто видел город прошлого и нынешнего времени. Рельеф — сильно пересеченная местность с небольшими речками и ручейками, особенно красив в летнее время. Зеленые холмы и долины, березовые рощи и дубравы, внутригородской залив... Тут вам и Рим с семью холмами, и Венеция с голубой лагуной... Считалось, что прилегающая к городу территория бедна ископаемыми, пусты подземные кладовые. Исключение делалось глине и песку. Однако в тридцатые годы ХХ века эта оценка изменилась к лучшему. В порядке подготовки к сооружению ГЭС разведывательные шурфы обнаружили источники минеральных вод, богатые химическим составом, по типу северокавказских. Оказывается, под Чебоксарами — огромное озеро. Тут Вам и Кисловодск, и Ессентуки, и Пятигорск! Возрадовались чебоксарцы, заговорили о своей курортной зоне. Центральная гидрологическая экспедиция госминвода Минздрава СССР в северо-западном районе Чебоксар, близ улицы Гузовского, в 1976 году пробурила первую скважину на глубину 750 метров. Забил фонтан. Пробурили вторую — тоже богатый выброс. И пошло: третья... четвертая... Заволжье открыло свою тайну. Полтора градуса северо-западнее поселка Северный, на самой границе с республикой Марий Эл, есть озеро Когояр (Кугояр). На глубине 5—6 метров лежит пласт осевшего ила — сапропелевой лечебной грязи. 1977 год стал началом строительства водогрязелечебницы. СУ-25 — генподрядчик. На правах субподрядчиков выступили и другие организации чувашских строителей и выделили своих первых рабочих: СУ-4 — двух человек, СУОР — 7 и СУ-28 — 8 человек. Положено начало работ на возведение главного корпуса, лечебного, с теплыми переходами, коридорами и колоннадой. Отделочные работы предусмотрены повышенного качества с применением цветной штукатурки, гранита и мрамора. Создавался сложный комплекс лечебных ванн, купален и бассейна. Восемь лет подряд стройка велась вяло, пока облсовпроф не начал по-хозяйски интересоваться будущей здравницей. Появляется главный врач. Не дождавшись окончания строительства, приступают к лечебным процедурам. Пока их только четыре вида, потом доводятся до семидесяти. Первые пациенты — жители Чебоксар — обходились без общежития. Так обстояли дела в конце семидесятых и в начале восьмидесятых годов. А как теперь? А теперь это — санаторно-курортный комплекс «Чувашиякурорт», предлагающий путевки и курсовки в Республиканскую бальнеогрязелечебницу с гостиничным комплексом «Курортная» и дом отдыха «Ильинский». Бальнеогрязелечебница начала работать с 1984 года. Частые ее гости как местные жители, так и москвичи и нижегородцы, свердловчане и северяне — многих привлекает лечение и отдых с рыбалкой, охотой, сбором грибов и ягод.
Система управления контентом
428004, г. Чебоксары, Президентский бульвар, д. 10
Канцелярия: (8352) 39-35-84
Факс: (8352) 62-17-99
E-Mail: delo@cap.ru
TopList Сводная статистика портала Яндекс.Метрика