Управление по делам архивовОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ
Орфографическая ошибка в тексте

Послать сообщение об ошибке автору?
Ваш браузер останется на той же странице.

Комментарий для автора (необязательно):

Спасибо! Ваше сообщение будет направленно администратору сайта, для его дальнейшей проверки и при необходимости, внесения изменений в материалы сайта.

Трубина Марфа Дмитриевна

Одна из воспитанниц

Симбирской чувашской учительской школы

(к 115-летию со дня рождения М.Д. Трубиной)

 

Потребность в образовании лежит

в каждом человеке; народ любит и

ищет образования, как любит и

ищет воздуха для дыхания.

Л.Н. Толстой.

Известная чувашская писательница Марфа Дмитриевна Трубина родилась 2 сентября 1888 г. в с. Байгулово Чебоксарского уезда Казанской губернии (ныне Козловского района Чувашской Республики) в семье крестьянина-бедняка. Рано оставшись без отца, девочка испытала тяжесть крестьянской жизни. После окончания сельской школы в 1903-1909 гг. она училась в Симбирской чувашской учительской школе, а затем до конца своей жизни работала в родном селе.

Еще в годы учебы М. Трубина с интересом изучала творчество классиков русской литературы. В числе любимых писателей были Н.В. Гоголь, И.С. Тургенев, Л.Н. Толстой, а поэзия А.В. Кольцова подтолкнула ее попробовать силы в сочинении собственных стихов. Позже появились ее первые рассказы. Инспектор Симбирской чувашской учительской школы И.Я. Яковлев заметил литературные произведения своей ученицы и одобрив их, посоветовал продолжить писать.

Первым печатным произведением М. Трубиной было стихотворение “Над колыбелью”, опубликованное в мае 1917 г. в газете “Чебоксарская правда”. В 1919 г. вышел первый сборник песен и сказок, собранных писательницей. За период с 1921 г. по 1929 г. М. Трубина написала более тридцати стихотворений, но наиболее полно талант литератора проявился в прозе. Кроме рассказов, а их более сорока, ею создано немало сказок, пьес, повестей. Писательница по праву относится к числу зачинателей чувашской советской детской литературы. Ее произведения печатались почти во всех местных печатных изданиях. В 1923 г. в газете “Канаш” появился первый рассказ “Весенняя дорога”, а в 1924 г. в журнале “Сунтал” - рассказ “В базарный день”.

Заслуга Трубиной в том, что она внесла в чувашскую литературу новые темы: зарождение новых обычаев, роль и место женщины-чувашки в советском обществе, тема революции. Повесть “Мучар” относится к первым произведениям чувашской прозы, посвященным теме создания колхозов. Более широко эта тема представлена в повести “У тихой заводи”.

В основу повести “Детство” (1956) положены факты биографии М. Трубиной. Это, своего рода, воспоминание о своем горьком детстве, о том, как чувашская деревня жила в конце XIX - начале XX вв. И неизвестно, как бы сложилась жизнь Марфы, если бы не одно обстоятельство: школу, в которой она училась, посетил окружной инспектор чувашских школ Иван Яковлевич Яковлев. Отметив способности девочки и узнав, что она сирота, он посоветовал ей поступить учиться в Симбирскую чувашскую школу. И вот, через год, Марфа едет учиться в Симбирск, чтобы стать учительницей, о чем она очень мечтала.

Что представляла собой Симбирская чувашская учительская школа к приезду Марфы Дмитриевны? Об этом нам могут поведать документы этого учреждения, хранящиеся в Центральном госархиве Чувашской Республики.

За 35-летний период своего существования школа приобрела достаточно прочную материальную базу. Возникшая осенью 1868 г. на средства И.Я. Яковлева, школа начинает со временем получать денежную помощь от Министерства народного просвещения. Православное Миссионерское Общество не один десяток лет (с 1892 г.) поддерживало значительной субсидией женское училище при школе, созданное 29 сентября 1878 г. В 1900 г. при школе были открыты педагогические курсы. На содержание учащихся земства Симбирской, Казанской, Саратовской и Уфимской губерний стали выделять стипендии.

Благодаря стараниям И.Я. Яковлева школа была обеспечена собственными зданиями на берегу р. Свияга, мастерскими, была создана образцовая сельскохозяйственная ферма, которая имела участок земли, фруктовых сад, пасеку и племенной скот.

В основу школьной жизни были положены три руководящие идеи:                     1) внедрение христианства в сознание чувашей, т.к. будучи крещенными, они на деле оставались язычниками; 2) сближение и объединение с русским народом;           3) использование чувашского языка в церкви и школе.

В связи с тем, что школа готовила сельских учителей и священников, ее питомцы воспитывались в обстановке, приближенной к народному быту. И.Я. Яковлев писал: “...ученикам школа обеспечивала сухое, теплое и светлое помещение, чистоту и опрятность, простую и здоровую пищу... По утрам в 7 часов воспитанники получали горячий завтрак (суп или похлебку), в 1 1/2 ч. - обед из двух блюд (первое - горячее, второе по будням - каша, по праздникам - мясо или рыба), то же самое, что на обед, полагалось на ужин в 8 час. вечера. Хлеб полагался только черный, своего печенья, без ограничения количества, так же, как и простой деревенский квас. В школе не полагалось чая (за исключением пасхи), не полагалось казенного белого хлеба... Воспитанники... носили то крестьянское платье, которое было доступно по их достатку... В свободное от занятий время воспитанники... таскали дрова, рубили капусту, ухаживали за садом и огородом, изготовляли в школьной мастерской парты, классные доски, шкафы и т.д. Физический труд был обязателен... В школе не было отметок ни за ответы в году, ни за поведение, не было карцеров, оставления без обеда и т.д. Дисциплина поддерживалась всем духом учебного заведения, серьезным и деловым отношением к школьной жизни...”.

Обучение в школе велось на русском языке, родной язык изучался во время занятий над переводами с русского языка на чувашский.

Воспитателями в школе состояли все ее преподаватели, они руководили их домашними работами, устраивали с ними различные беседы. В школе проводились литературные вечера, где читались произведения русских поэтов и писателей, исполнялись русские народные песни, читались и лучшие ученические сочинения.

Организации женского образования И.Я. Яковлев придавал особое значение. Он считал, что “...значение женщины, главным образом, сосредотачивается дома и в семье... Поэтому образование чувашских девушек нужно основать ... на христианском воспитании и на приучении к правильному домоводству и уходу за детьми...”.

Женское при школе училище помещалось в верхнем этаже трехэтажного дома инспектора. Наставницей женского училища со дня его основания была жена инспектора Екатерина Алексеевна Яковлева, которая с 1900 г. уже не преподавала, но принимала участие в воспитании. Наставницей была назначена Н.Я. Яковлева, ранее состоявшая помощницей.

Со времени открытия училища по 1903 г. его окончили 192 девочки.

В фондах Симбирской чувашской учительской школы и Министерства народного образования Чувашской Республики имеются документы, имеющие отношение к жизни и деятельности Марфы Трубиной (Дмитриевой).

Так, сохранились два удостоверения от 20 мая 1903 г., выданные Марфе Дмитриевой, дочери крестьянина с. Байгулово, учительницей А. Александровой и законоучителем священником Александром Троицким, подтверждающие то, что она окончила курс в Байгуловском земском училище, в продолжение 4-летнего обучения имела “успехи удовлетворительные, поведения хорошего”, “к храму усердна, в пении и чтении церковном прилежна”.

Обращает на себя внимание документ, написанный ровным, четким почерком: “1903 года 21 мая. Я, нижеподписавшаяся дочь крестьянина Чебоксарского уезда, Никольской волости, села Байгулова, Марфа Димитриева с согласия своего брата Ивана Дмитриева и матери Прасковьи Егоровой, дала эту подписку Чебоксарской уездной управе в том, что если я поступлю в Симбирскую чувашскую учительскую школу стипендиаткой Чебоксарского уездного земства, то по окончании в этой школе курса, обязуюсь прослужить земству за свое воспитание учительницей в одном из его училищ не менее 3-х лет...”. Следует заметить, что стипендиатки согласно постановлению Чебоксарского уездного земского собрания от 26 октября 1902 г. обязаны были отслужить земству в одном из его училищ учительницами столько лет, сколько будут состоять стипендиатками земства, или же возвратить деньгами потраченную на стипендию сумму. Об этом представлялись управе с согласия своих родителей или воспитателей подписки.

12 августа 1903 г. в письме на имя инспектора И.Я. Яковлева Чебоксарская уездная земская управа сообщает, что ею определено в 1903 г. 4 стипендии, на одну из них управа просит “зачислить обучающуюся уже в училище... Агафью Александрову, а на остальные три принять из числа пяти кандидаток тех из них, которые по испытании окажутся лучшими”. Управа представила список, в котором М. Дмитриевой не было.

28 августа 1903 г. Чебоксарская уездная земская управа выслала И.Я. Яковлеву пакет с документами М. Дмитриевой “с просьбой выдать его Дмитриевой, поступившей в текущем году для продолжения образования в женское училище..., а если Дмитриева не поступила, то пакет возвратить в управу”. Как видим, управе еще не было известно, поступила М. Дмитриева или нет.

В именном списке воспитанниц женского училища при Симбирской чувашской школе за 1903-1904 учебный год значится Дмитриева Марфа, родом из с. Байгулово Никольской волости Чебоксарского уезда Казанской губернии, родилась 1 сентября 1889 года, училась в Байгуловском земском училище 4 года, законоучитель Петр Троицкий, учительница Анастасия Александровна. Время поступления - 8 августа 1903 года.

В сведениях за 1903 год сообщалось, что “в женском училище к 1 января 1904 года было девочек - 81, из них русских - 16, чуваш - 65”.

В именном списке воспитанниц женского училища за 1906-1907 учебный год значится Дмитриева Марфа Дмитриевна, родом из с. Байгулово Никольской волости Чебоксарского уезда Казанской губернии, родившаяся 27 августа 1888 года.

В списке воспитанниц за первую половину 1907 года с указанием кто именно и на какие средства содержался записано: “Дмитриева Марфа - стипендиатка Чебоксарского уездного земства”.

Педсовет Симбирской чувашской учительской школы в заседании от 22 мая 1907 г. рассмотрел вопрос о том, “что согласно расписанию экзаменов, испытания были произведены и в женском при школе училище, при чем оказалось, что все ученицы числом 36 человек, испытание выдержали удовлетворительно. Совет постановил: выдать им... свидетельства об окончании ими курса в женском училище...”. В списке значится Дмитриева Марфа.

С сентября 1907 г. ее зачисляют слушательницей женских двухгодичных педагогических курсов. В их задачу входила подготовка учительниц в чувашские женские сельские училища. Все слушательницы курсов, как бывшие воспитанницы училища, жили в интернате этого училища на одинаковых с ученицами условиях. Курсы находились под непосредственным заведованием инспектора школы, руководителями и преподавателями были как инспектор и наставники школы, так и учителя училища.

На заседании педсовета школы от 27 августа 1907 г. между преподавателями были распределены уроки на курсах. По примеру предыдущих лет устанавливалось 30 уроков в неделю: закон божий (священник М.П. Петров) - 3, дидактика (он же) - 1, русский язык (Д.И. Кочуров) - 7, история и география (священник В.Н. Никифоров) - 5, арифметика (Н.Я. Яковлева) - 4, геометрия (И.И. Турченко) - 2, церковное пение (И.М. Дмитриев) - 3, чтение книг религиозно-нравственных, священных и богослужебных на чувашском языке (И.Я. Яковлев) - 2, естествоведение - 3.

Как видим, достаточное внимание уделялось изучению русского языка, арифметики, истории и географии.

Через год закон божий стал преподавать И.Д. Доримедонтов, русский язык - наставник школы В.Н. Орлов. По остальным предметам преподаватели были те же, естествоведение не изучалось.

Занятия на курсах представляли собой повторение пройденного слушательницами за время обучения их в женском при школе училище с некоторыми дополнениями по некоторым дисциплинам. В первом полугодии второго года обучения на курсах особое внимание обращалось на практические занятия в начальном обучении. Им было посвящено около 4 месяцев - с 1 сентября по 20 декабря 1908 года. Дмитриева Марфа дала 7 пробных уроков в двухклассном приходском при школе училище: 2 - по обучению грамоте, 1 - по арифметике, 2 -  по письму, 1 - закон божий, 1 - чтение статей общелитературных. Во втором полугодии занятия были классные. В апреле 1909 года состоялись выпускные экзамены.

Педсовет школы в заседании 29 мая 1909 г. отметил, “что все слушательницы испытание выдержали удовлетворительно, а потому постановил: выдать свидетельства на звание начальной учительницы всем слушательницам курсов...” В списке значится Дмитриева Марфа.

Среди документов школы имеется свидетельство, выданное 1 июня 1909 г. Дмитриевой Марфе о том, что она в течение 1907/08 и 1908/09 уч. годов была слушательницей педагогических курсов. Следует отметить, что весьма удовлетворительные оценки (5) были по русскому и славянскому языкам, методике начального обучения грамоте. Свидетельство давало право преподавать в двухклассных сельских училищах. Сообщалось, что во время обучения на курсах Дмитриева состояла стипендианткой Чебоксарского уездного земства. Подписано свидетельство И.Я. Яковлевым и преподавателями.

К этому времени со дня существования курсов звания начальных учительниц получили 109 девушек.

1 ноября 1909 г. Марфа Дмитриева пишет письмо инспектору Симбирской чувашской учительской школы И.Я. Яковлеву следующего содержания: “Ввиду моего назначения на должность учительницы Булдеевского земского училища Воскресенской волости Чебоксарского уезда, я осмеливаюсь почтительно просить Вас, Ваше Превосходительство, сделать распоряжение о высылке моих документов в канцелярию господина инспектора народных училищ Царевококшайского и Чебоксарского уездов в город Чебоксары”.

В копии письма от 23 ноября 1909 г. в адрес инспектора народных училищ Царевококшайского и Чебоксарского уездов И.Я. Яковлев сообщает о том, что высылаются документы М. Дмитриевой: свидетельство на звание учительницы начального училища от 1 июня 1909 г. за № 97/693 и свидетельство об окончании курса в начальном Байгуловском земском училище от 30 сентября 1902 г. за № 978.

В фонде Министерства народного образования Чувашской Республики имеется характеристика учительницы Байгуловской семилетней школы Козловского района Чувашской АССР Трубиной (Дмитриевой) Марфы Дмитриевны, подписанная заведующим Козловского РОНО 9 августа 1948 г. В ней сообщается, что Трубина М.Д. “в данной школе работает 30 лет”, т.е. можно сделать вывод, примерно с 1918 года. До последнего дня своей жизни работала она в родном селе, не расставаясь со школой и детьми. И даже в 1930 году, когда ее избрали секретарем правления Чувашской ассоциации пролетарских писателей, она не согласилась на переезд.

Обратимся к той же характеристике Трубиной, где отмечено, что она - заслуженная учительница Чувашской АССР, “работает учительницей русского языка и литературы в 5-7 классах. К работе относится весьма серьезно, уроки ее проходят интересно, по четкому плану..., каллиграфия учащихся правильная, и они хорошо владеют русским языком... Трубина является мастером педагогического дела, ее педагогический опыт пропагандируется среди учителей района”.

Благородный труд сельской учительницы был высоко оценен государством - М.Д. Трубина удостоена ордена Ленина, награждена медалями “За трудовое отличие”, “За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.” ей присвоены почетные звания заслуженного учителя школы РСФСР и ЧАССР.

В заключение хотелось бы отметить, что в документах, изданиях и публикациях даются довольно противоречивые даты рождения Трубиной: 27 августа, 1, 2, 3, 11 сентября, даже год рождения в одном документе указан - 1889 г. Для уточнения пришлось обратиться к метрической книге о родившихся в 1888 году в с. Байгулово, где записано, что родилась Марфа Дмитриевна 21 августа, крестилась 28 августа, т.е. по новому стилю она родилась однозначно 2 сентября 1888 года.

 

Система управления контентом
428017, Чувашская Республика, г.Чебоксары, ул.Урукова, 2а
Телефон: 7 (8352) 42-01-
Факс: 7 (8352) 42-08-
TopList Сводная статистика портала Яндекс.Метрика