АУ "Редакция Козловской районной газеты "Ялав" ("Знамя")ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ
Орфографическая ошибка в тексте

Послать сообщение об ошибке автору?
Ваш браузер останется на той же странице.

Комментарий для автора (необязательно):

Спасибо! Ваше сообщение будет направленно администратору сайта, для его дальнейшей проверки и при необходимости, внесения изменений в материалы сайта.

Устаревшая версия сайта.

Новый сайт доступен по адресу http://yalav.ru/

Публикации » Загадочный «Чуваш» из польского сопротивления

28 июня 2013 г.

Загадочный «Чуваш» из польского сопротивления

Этот удивительный человек даже в привычное к подвигам военное время сумел оставить яркий след на польской земле. Но на родине, в Чувашии, о нём стало известно буквально благодаря случаю – и еще годы были затрачены на то, чтобы установить его личность.

Прошло двадцать лет после Великой Отечественной  войны, как в Чувашский научно-исследовательский институт пришло письмо из Куйбышева (ныне Самара). В нём пенсионер А. Ласточкин писал, что его сын, просматривая польский журнал «Кулисы», в одной статье обратил внимание на такие строки: «Сикорский первым выстрелил в упор по кабине машины, мчавшейся со стороны Парчева. Автомобиль заметался на шоссе и замер, уткнувшись в сугроб. Через минуту его окружили люди «Чуваша».

Письмо любопытного пенсионера наделало в Чебоксарах форменный переполох. Получается, в Польше сражался партизанский отряд, которым командовал человек, действовавший под именем «Чуваш», а наши историки узнают это из третьих рук! Такое не могло не взволновать. В Варшаву был послан запрос института, и вскоре в Чебоксарах читали ответ автора статьи Войцеха Сулевского.

«Псевдоним «Чуваш», - писал он, - принадлежал советскому партизану. Фамилию мы не знаем, известно только (из рассказов участников боев), что по национальности он был чуваш. Этот человек создал партизанский отряд, который боролся против немцев в районе Парчевских лесов на востоке Польши. Позднее этот отряд вошел в состав крупной группы партизан под командованием старшего лейтенанта Красной Армии «Теодора Альбрехта». В июне 1942 года «Чуваш» возглавил часть отряда «Альбрехта» и отправился за реку Буг, чтобы встретиться там с группировкой советских партизан генерала Фёдорова. Дальше его следы теряются».

Но кто он – «Чуваш»? И каким образом оказался на территории Польши, за сотни километров от линии фронта? Как проследить его партизанский путь? Многие хотели получить ответ на эти вопросы. В поиски включались все новые и новые люди.

В том же 1965 году в газете «Молодой коммунист» появился рассказ краеведа Владимира Бурмистрова, ставший новой ниточкой к «Чувашу». Дело в том, что Сулевский в своей книге называл некоторые партизанские псевдонимы боевых друзей «Чуваша». С одним из них – «Максимом» - Бурмистрову удалось связаться. Аркадий Максимович Дмитриев жил и работал в Смоленске. Он и «Чуваш» некоторое время вместе сражались в отряде «Теодора Альбрехта». Дмитриев знал нашего земляка, в его памяти сохранился и облик «Чуваша», черты лица, голос, походка, но главного - фамилии - не помнил и он. Но зато он сообщил многообещающую новость: о «Чуваше» может подробно рассказать Федор Ковалёв – тот самый «Теодор Альбрехт», к отряду которого когда-то присоединился «Чуваш». Долгое время Ковалёва считали погибшим в Польше. Но это было ошибкой – он сражался до конца войны, а после осел в Запорожской области.

К этому времени подоспел ответ из Польши. Сотрудники люблинской газеты «Штандар люду» сообщали, что псевдоним «Чуваш» знаком историкам польского движения сопротивления. В документах, касающихся периода оккупации, и, прежде всего, в воспоминаниях польских партизан «Чуваш» упоминается очень часто. О нем пишут как о героическом командире одной из первых партизанских групп на Люблинщине. В Польше «Чуваша» помнили многие патриоты, которые воевали вместе с ним или помогали ему. Но фамилия его им была неизвестна - неписаные законы войны вынуждали обходиться псевдонимами.

Теперь оставалась надежда только на Ковалёва.

И вот почтальон приносит долгожданный ответ с Украины. «Рад, что интересуетесь судьбой своего земляка, моего товарища по совместной борьбе с врагом, - пишет Федор Никитич. – Группа «Чуваша» (мы звали его Колька-чуваш) присоединилась к нам в феврале 1942 года в Парчевском лесу. «Чуваш» командовал взводом. Сам он был лейтенантом Красной Армии. Фамилии его я не помню (ведь прошло 22 года). Но его партизанские действия я помню прекрасно. О «Чуваше» можно написать целую книгу. Он прожил короткую, но яркую жизнь, и славу о себе оставил большую».

Ничего не прояснила и переписка с другими товарищами «Чуваша». Неужели он навсегда унес с собой свое подлинное имя?

И вдруг... В редакцию «Молодого коммуниста» обратилась учительница из Чебоксар Анастасия Константиновна Николаева. Прочитав материал краеведа Бурмистрова, она задумалась над некоторыми деталями в воспоминаниях Аркадия Максимовича Дмитриева и высказала предположение, что «Чуваш» - это ее муж Яков Николаев. Он был пограничником и пропал без вести.

К своему письму Анастасия Константиновна приложила фотографии мужа. Копии снимков с вопросом «Знаете ли вы этого человека?» были разосланы польским и советским партизанам, сражавшимся в тех же местах, а также историкам.

И вот стали приходить письма. Первым откликнулся Аркадий Максимович Дмитриев. «Сходство есть, фотография напоминает «Чуваша», - писал он. - Что сохранилось в моей памяти о Николае-чуваше: когда он присоединился к нам, его отряд был небольшой, но боеспособный, а сам он был очень смелый. Помню ещё, он носил пилотку и шутил, что в ней после победы поедет в Чувашию. Подробнее о «Чуваше» может рассказать Ф. Н. Ковалев («Альбрехт»)...».

* * *

«Чуваш», он же Яков Николаевич Николаев, родился в 1911 году в деревне Чедино Марпосадского района. Детство его прошло в низеньком домике, который никогда не покидала нужда. Семья была большая – в люльке до Якова качали троих детей, а после него – ещё двух. Отец умер рано, и мать не знала, что и делать с такой оравой. Старшие братья нанялись плести на продажу корзины и кое-как зарабатывали на пропитание. Якова взял к себе дядя, у которого семья была поменьше.

«Летом 1922 года, - вспоминает друг детства Якова Николаева Василий Ефимович Ефимов, - мы с Яшей задумали учиться и пошли записываться в школу. Учитель спросил нас:«Чьи вы будете, как вас зовут?» Как зовут, мы ему сказали, а вот своих фамилий назвать не смогли. Тогда учитель поинтересовался: « А как зовут ваших отцов?»  И на этот вопрос мы не смогли дать ответа, потому что никогда не слыхали, чтобы наших отцов называли по имени. Может быть, сейчас это кажется странным, но в ту пору было именно так. Мы были вынуждены вернуться домой и узнать имена родителей».

Несмотря на пропуски занятий - в морозы и распутицу ребятам не в чем было выйти из дома - в 1926 году Яков и Василий окончили начальную школу. В том же году они поступили в Чебоксарскую опытно-показательную школу-коммуну.

После окончания школы дороги друзей разошлись, чтобы встретиться вновь через долгие годы. Летом 1940 года Василий Ефимов неожиданно столкнулся с Яковым Николаевым в коридоре пединститута. Яков был в командирской форме. На зеленых петлицах поблескивали погоны младшего лейтенанта. К этому времени он успел окончить Марпосадский кустарно-промысловый техникум (ныне лесотехнический), отслужить, поступить на литфак педагогического института, поработать сначала инспектором, а потом и начальником сектора Наркомата просвещения. В 1939 году, после переноса границы Советского Союза на запад, Николаев, как командир запаса, вновь был призван в Красную Армию. Кампания закончилась, но он добровольно остался служить на границе. Теперь он приехал на родину сдавать экзамены.

* * *

Первый день войны Яков Николаевич встретил на границе. На рассвете 22 июня он простился с женой — Анастасией Константиновной — и больше им не суждено было встретиться...

В Чувашию, куда после долгих скитаний добралась с дочуркой Анастасия Константиновна, пришло тогда письмо. Оно принесло сообщение, что лейтенант Яков Николаевич Николаев пропал без вести. Но в это же самое время в лесах Люблинского воеводства Польши подал о себе весть народный мститель — «Чуваш».

Подробности его военной жизни помогли восстановить польские энтузиасты. Будучи раненым, он попал в плен, и был доставлен в концлагерь близ польского города Бяла-Подляска. Здесь он вошёл в подпольную организацию советских офицеров, которые в скором времени подготовили нападение на охрану лагеря, обезоружили её и ушли в леса. Бывшие военнопленные стали ядром советско-польского партизанского отряда имени Адама Мицкевича, возглавить который доверили Федору Ковалёву, а Яков Николаев стал в отряде командиром взвода разведки. А разведка, как известно, - глаза и уши командира. Отныне Яков получил своё второе имя, которое вошло яркой страницей в героическую летопись совместной борьбы польских и советских партизан. О боевых действиях «Чуваша» можно рассказывать долго, и все равно не поведаешь обо всем, что сделано Яковом Николаевым за короткую, но яркую партизанскую жизнь.

Альберт Пономарев и Михаил Иванов в своей книге «Человек из легенды» так описывают его последний подвиг: «Обычно путники останавливаются на ночлег, но у мстителей были иные законы времени. Они отдыхали днем. И в этот раз, подорвав фашистский эшелон с техникой, они возвращались на базу. Они остановились в доме одного из участников освободительного движения — Миколая Адамюка по прозвищу «Цыган». Яков со спокойной душой остановился здесь на дневку и в этот раз. По-домашнему распахнув кожанку, «Чуваш» беседовал с партизанами, расспрашивал о житье-бытье хозяйку дома, шутил. Потом он залез на чердак и заснул на душистом сене. Но вскоре сквозь сон он услышал голос жены Миколая Адамюка: «Едут! Немцы!». Кто-то выдал партизан гитлеровцам.

«Чуваш» спрыгнул в сени. Здесь с оружием в руках стояли другие партизаны. К дому приближались две машины с фашистами. По стене полоснула пулеметная очередь, зазвенели стекла. «Чуваш» крикнул партизанам: «Отступать в сторону леса!» Но только двоим, русскому партизану Никите и польскому Мишке удалось выбраться из дома. Дом стал осажденной крепостью. Завязалась неравная борьба. Горстка воинов отбивалась более суток. Погибли хозяйка хаты, ее дочь Хелена и семеро партизан. А восьмой... В последнюю минуту, когда кончились боеприпасы, раненый «Чуваш» выдернул чеку гранаты. Когда фашисты хлынули в комнату, грянул взрыв...»

Погиб Яков Николаев 22 или 23 ноября 1943 года недалеко от хутора Русилы Люблинского воеводства.

Польские партизаны, сражавшиеся рядом с «Чувашом», и его непосредственный начальник Федор Ковалёв сохранили о Николаеве немало воспоминаний. О смелых действиях отряда, которым командовал «Чуваш», рассказали писатель Войцех Сулевский и военный историк Болеслав Гарас. Боевым действиям «Чуваша» посвящены многие главы книг о Второй мировой войне, изданных в Варшаве, о его подвигах в Польше ходят легенды. В СССР же за мужество и отвагу в 1966 году он был посмертно награжден орденом Красного Знамени.

* * *

...По всей Польше есть места, где лежат павшие в боях солдаты разных армий и партизаны разных национальностей. Есть такая братская могила и на кладбище села Холовно в Люблинском воеводстве. Вместе с польскими патриотами здесь похоронен и сын чувашского народа Яков Николаев. Жители окрестных сел приносят на могилу тюльпаны, астры, розы, а зимой - бессмертники. Цветы всегда живые, как вечно жива слава героев. А на месте гибели Якова Николаева, словно память о бесстрашном командире партизан растут три вишнёвых дерева. Это всё, что осталось от хутора Русилы после последнего боя группы «Чуваша».

Подготовил Игорь АЛЕКСАНДРОВ.

д. Еметкино (ныне проживает в Польше).

 

Мой МирFacebookВКонтактеTwitterLiveJournalОдноклассники

 

Погода

 

Система управления контентом
TopList Сводная статистика портала Яндекс.Метрика